?

Log in

No account? Create an account
В прошлые выходные Стас заговорил о свадьбе. Сам.

"Никакой романтики, мы два взрослых человека". (почти цитата)
Поначалу обсуждалась куча вариантов: праздновать в моём или в его городе, с гостями-родственниками, только со свидетелями или вообще вдвоём.
На неделе узнал, когда прийти и подать заявление. И когда расписывают. И через какой срок. И что неторжественные церемонии проводят по средам, а торжественные - по пятницам. Возникли ещё вопросы: уже стесняется звонить, выжидает время, - т.к. думает, что его за несколько раз запомнили по голосу.

"Мы стали несчастными, как только решили жить долго и счастливо". (почти цитата) Билеты, кольца... Костюмы? Обувь? "Посидеть в"?..
Теперь со временем у меня новые отношения: постоянно забегаю вперёд. Думаю про "через два месяца": отпустят ли в отпуск (и точно ли мне всё это нужно?), с какого числа его лучше брать (и точно ли мне всё это нужно?), покупать ли специально одежду (и точно ли мне всё это нужно?), заработает ли что-нибудь Стас (и точно ли мне всё это нужно?), что делать, если нет (и точно ли мне всё это нужно?)... 

Сегодня у Стаса заканчиваются последние рабочие сутки. А у меня с прошлой среды есть ещё одна - вечерняя - работа.


Никак не пойму я Стайлуса. Ведёт себя так, как завещала Самая Первая Кошка: гуляет сам по себе. И уж точно - не рядом. :) Но если голоден - придёт и ко мне.
Только что вернулась из магазина, "выгружаю" консервы: прибежал! Оказывается, у папы Стаса закончилась пенсия, а с ней - и куриные головы для кота. И, стесняясь, видимо, - не говорит! (Хотя - чего уж тут... Непонятно...) Зато проболтался кот. :) Выдала ему полбанки кильки в томате: пока выкладывала -  измурлыкался!  И до сих пор сопровождает: спит поблизости и приоткрывает глаз, контролируя, - чтобы мимо не пронесла оставшиеся полбанки. :)

Стаса тоже никак не пойму...
- Тебе же нельзя совсем, зачем и мечтать об этом?
- Ну чуть-чуть можно...
- Нет, Стас, даже чуть-чуть нельзя. Я же прочитала. Я кучу статей прочитала. Ну давай вместе сядем, прочитаем, ты удостоверишься.
Морщится, бормочет невнятное. Явно: не хочет читать...

Себя - в чём-то не понимаю...
Не хочу обострять вот такие ситуации. Да и вообще - боюсь выяснять что-то до конца (вдруг это послужит поводом?). А вопросы-то остаются...
Уверена, что надо сесть и почитать нам вместе интернет на эту тему. Но вот каждый раз откладываю: то ему в ночь, времени нет; то вечер свободный, но не хочется заполнять его негативом...

Ещё: не до конца понимаю советы из интернета.
Прочитала, что не надо скрывать состояние человека от окружающих. Но там с оговорками: "Это не означает рассказывать первому встречному. Главное, ни в коем случае не выгораживать на работе. Не пытаться взваливать на себя его дела. И т.д." Но это во время запоя. А вот сейчас как себя вести? 
Один друг, Лёха, который помог отвезти в наркологию, - тот, понятное дело, в курсе. А с другими друзьями - что? как? А если учесть, что приходят редко? А большинство так я даже ещё и не видела...
Или: "конечно, выливать спиртное нет смысла. Но не нужно создавать таких ситуаций, когда больной явно видит свою неполноценность: а именно, во время праздников (да и вообще) родственникам лучше тоже не употреблять спиртное, чтобы не провоцировать срыв". Я решила, что не буду пить тоже. И даже озвучила это: объяснила Стасу, что из-за него, чтобы ему было проще. Но я и до его запоя не проявляла склонности к употреблению алкоголя и (не знаю, чем, как интуицией объяснить) постоянно отрицательно относилась к его желанию выпить "хотя бы пивка". А т.к. своих денег у него не было, то и "пивка" долго не было...
Пишут и про по возможности большую социализацию: гулять вместе, выходить "в люди", отдыхать интересно и без намёка на алкоголь. Но у меня такое ощущение, что спиртное - оно везде. В ларьках, киосках, в супермаркетах, в кафе, на улице, на рекламных щитах. На прилавках, в тележках покупателей, открытое и поднесённое ко рту.
Всё тихо и хорошо. Спокойно. Одну ночь видимся, другую - нет. И опять убедилась - это действительно сближает. В очередной раз иначе вспоминаю булгаковских Мастера и Маргариту. И не страшной - желанной - участью видится обещанный им "не свет, но покой".

Последнюю часть своей скромной зарплаты Стас потратил на трубу. Точнее, на то, чтобы заплатить один из долгов по квартире, чтобы после этого пришел сварщик и заварил трубу, чтобы та не текла к соседям, чтобы была для меня горячая вода в ванной, в доме, который построил...

Единственное: не могу проходить мимо спившихся бомжей, как раньше, - не замечая всерьёз или притворно; хмурясь на то, что встретились и испортили красивое утро. Теперь внутри - страх и паника. Физически чувствую острые холодные коготки на сердце. Больней всего - смотреть на опустившихся женщин. Ощущаю, знаю сейчас, что между нами не вселенная, не горы и водопады. Между нами - хлипкая дверь соседней комнаты в коммуналке.
И не понимаю поэтому:  почему он периодически шутит? "Эх, пивка бы сейчас". "Может, бутылочку винца купим?" После этих слов снова, сильнее, сжимаются коготки.  Пыталась объяснить про них, про то, что боюсь, что ужасно и больно, - наверное, не до конца понимает. Очень уж похоже на оборот речи...

И... Нет, всё же не единственное. Подозрительность. У меня появилась подозрительность! Как же хочется её спрятать и никому не показывать! Пыталась сегодня просчитать, сколько дать денег на пластинки от комаров, чтобы не было соблазна... И в магазин хожу сама, забегаю после работы...

Силы иссякли.

Силы иссякли сегодня.
Постепенно, в течение дня. В первые полдня не знала, что делать, чтобы себя занять. Во вторые - не знала, как всё успеть. А перед концом рабочего времени - еще сорок минут безделья.
А потом на остановке я полчаса ждала автобус.
Возможно, я как-то не так говорю спасибо? Или не о том мечтаю: чтобы поскорее добраться домой?
Автобуса так и не случилось. Не выдержав, села в троллейбус, чтобы сделать пересадку после. Но и этот - шёл не до конца маршрута. Пришлось ждать транспорт на остановке, где ещё ни разу до этого не была. И даже вроде бы повезло: сразу подъехал нужный номер. Но, оказалось, что села не в ту сторону. Сообразила, конечно, не сразу, - потому очутилась непонятно где.
Стала звонить Стасу. А он трубку не берёт. Вот я прямо там и умерла. Чтобы не разреветься. И чтобы не хотелось в туалет.
А дома истерику сдерживать уже не могла. Да и сейчас реву.
Да, обычно автобуса не приходится столько ждать. Да, у сотового новый звонок, - да, и я могла бы запутаться. Да, Стас почти всё время лежит и спит (или пытается), потому что пьёт успокоительное.
Но вернулась я на час позже. А меня никто не потерял.
Я одна в чужом городе - но не пью и хожу на работу.
И даже сейчас, хоть мне себя и жаль несказанно, я понимаю, что завтра таки пойду на работу, а не брошу всё к чертям и не укачу отсюда насовсем.

Стас говорит, что ждал меня на кресле перед дверью и лёг незадолго до моего возвращения. Под мои вопли снова припомнил, что этим я его и довела до такого состояния.

Выгнала из комнаты. Ничего не хочу слышать.

Если это испытание, - то я его провалила. Уж извини, Господи.

Спасибо!

Под эти события потерялся у меня ещё и мобильник. Расстроилась, - хотя куда уж сильнее. Грешным делом Стаса винила: не думала, что продал, но в том, что мог выронить, - не сомневалась.
Проспала сегодня работу - не привыкла к другому будильнику, не телефонному. И решила - куплю. Дешевенький, б/у, - хоть какой-нибудь. Купила.
А дома - навстречу Стас, с сотовым. Телефон за спинку дивана завалился, крышечка с аккумулятором отъехала, - вот тебе и тишина в трубке.
Устала. И не рада как будто поначалу. На Стаса смотрю - побывал в больнице всё же, таблетки по часам пьёт - и... В общем, будет и у него мобильник - взамен того, что сломался в поезде.
С отцом вместе рассказали, как всё прошло. И как Лёха на них три часа убил: в наркологию отвез, полтора часа подождал, пока капельницу ставили да снотворное давали, а потом ещё и за таблетками свозил, неблизко, чтоб по рецепту отпустили.
Устала, точно. Смотрю на него: как будто узнала, что умер, и оплакать успела, - а он живой.
Устала, но благодарить не устаю. Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо, спасибо.
Спасибо за телефон. Спасибо за ясный день и за грозу. Спасибо за работу и за "бигчикен" со скидкой. Спасибо, что хватает на жизнь. Спасибо, что даёшь надежду. Спасибо!

Пусть будет.

Вверяю судьбу свою и уповаю.
Вдруг позвонил одноклассник Стаса. Четыре месяца не общались.
- Милая, давай я аквариум привезу! Стас хотел очень!
- Спасибо. Но сейчас он ему точно не нужен.
- ... Подожди, он опять... загулял?
Срываюсь на плач.
- Я приеду, минут через сорок.
- Только, пожалуйста, не надо аквариума.
Привез торт-мороженое.
- Ты сможешь его завтра отвезти?.. Это недалеко...
- Только бы он сам захотел...
Стас бегает курить, а друг вспоминает, как они в Новый год перед армией наклюкались, - все. "А твой - нет. Вот даже пятьдесят грамм в рот не брал! Да я и сам, бывает, пивка возьму. Ну вот если жарко. Ну и напьюсь, тоже бывает. То есть в первый день выпью, во второй опохмеляюсь. Но на третий-то - смотреть на неё не могу!"
Протягиваю деньги:
- Если что... Просто вернёшь потом.
- Как "если что"? Я ж врачам отдам.
- Если не пойдёт он...
Появляется Стас:
- А вот у тебя, Лёха, есть плёнка? Тооооненькая такая плёночка?
Рассказываю, что это на самом деле значит. О том, что идеальная жизнь человека - она всегда рядышком. Только мааааааленький шажочек сделать - и тебе будет везти, и всё удастся. А если в другую сторону, оступиться, то всё порушится.
Не смеясь, Лёха отвечает:
- Нет. Бывает, мизинцем ухвачусь - вот оно, кажется, счастье. И - проходит.
- А мне эта плёночка говорит, что делать. Рисовать, например, или писать.
- А ты что же? Пишешь или курить бегаешь?
- Пишу... Тоооооооооненькая такая плёночка. Очень тоооооненькая.

А деньги мне прислала мама. Телеграфным переводом, быстро. Ей - боюсь рассказывать. 

Вверяю. Уповаю. Пусть будет.

Приехали.

Видения и галлюцинации - есть. Выпить, чтобы всё прошло - есть. Тайком - есть. Не на свои - есть.
Оказалось, что не казалось.
Не казалось, а пахло перед сном спиртным. Не казалось, а было странным, что до сих пор нет работы. Не казались, а были говорящими недоговоренности.
Сегодня у него последняя ночная смена сторожем. Боится идти, трясутся руки. То спит, то бегает с сигаретой. То просит прощения, то хнычет, что надо ещё совсем чуть-чуть. То обвиняет в ссорах и, следовательно, в ситуации, то бормочет про женщин в зелёном, гробики детские и пауков.
Его отец позвонил в два наркологических кабинета. В одном (надо понимать так, что знакомом) не берут трубку - воскресенье. В другом, круглосуточном, который нашла я - сказали что сделать что-то можно только завтра с 9ти.
Оба твердят про капельницу, которая стоит три-четыре тысячи. Денег таких уже нет. И у меня, и у его отца.
Отец купил бутылку сухого. "Чтобы продержаться", - я так поняла. Объясняю, что нет смысла затягивать и продолжать пить. Не могу понять, убедила или нет. Он-то уверен, что если по чуть-чуть, то Стасу можно.
Сторожить, похоже, будем втроём. Сначала приду я, чтобы "не запалили". Затем они вдвоём.
А я пойду домой. Потому что у меня завтра первый рабочий день.

Ну хоть бы кто из родственников сказал!!! Хоть бы заикнулись!!!

В общем, это не сумасшествие. Это - алкоголизм.
Езжу одна по незнакомому городу в общественном транспорте. Хожу по улицам. Разыскиваю адреса. С людьми разговариваю. И город хороший, и люди замечательные, и солнышко светит.
Дома - та же картина. Любимый звонит по объявлениям, записывает данные в тетрадку. Приходит уставший с ночной смены и засыпает крепко. Открывает глаза - заспанный, опухший, координация нарушена - в дверь не с первого раза входит. Умывается, начинает улыбаться. Целует. Мечтает про детей и про Питер. Обнимает. Садится за компьютер: рисует, пишет, читает. Говорит ласковое. Иногда глаза загораются, предлагает совместный проект замутить.

В автобусе на сиденье рядом плюхается субъект. Медленно наклоняется и молча заглядывает в глаза. Половину дороги молчит и пахнет. Вторую - пахнет и говорит. Жарко, пыльно, душно. Кондуктор вдруг начинает кричать на рыжую худую женщину. Женщина кричит в ответ. "Чтобы я тебя больше здесь не видела!" "Это чтобы я тебя здесь не видела, старуха!" - кричит рыжая. А кондуктору лет 40.
Возвращаюсь домой. Под окнами пьяные разборки. А кот снова не раз проигнорировал свой "горшок". В комнате на столе окурки. Муж разговаривает заплетающимся языком. Выглядит, как пьяный. Пришел с ночной смены и "не смог заснуть". Уговариваю лечь. Ругаюсь. Периодически бегает покурить, в туалет, "мне плохо", "у меня болит живот". Засыпая, начинает стонать. Резко подпрыгивает и смотрит непонимающими глазами. Берет за руку и водит по квартире: вот здесь сидят старик со старухой, а на столе гробик маленький; вот стоит мужик с топором, я про это еще раньше писал, помнишь? Потом улыбается: "Ну что, думаешь, я сумасшедший?" Вдруг решает, что нужно прогуляться, чтобы лучше уснуть. Пока собирается, приходит "озарение": надо купить пива! В качестве снотворного! "Не переживай, на сэкономленные деньги", -говорит. Ему отец на дорогу давал, а он пешком ходил. Детский сад. Возвращаемся. Не спит. Курит. Ходит. Звонит по телефону. Через некоторое время - тишина. Уснул на кресле с сигаретой в руке. Пепел упал на брюки. Отвожу в спальню. Стонет, вертится, засыпает.
Только что меня обоссал кот.

Ах, если бы мне не захотелось обычнейших макарон с обычнейшим тёртым сыром!
Ах, если бы не случилось найти в шкафчике восхитительно пухлую помидорину!
Ах, если бы закончился майонез!

Вот тогда бы я кинулась в погоню за этой охуевшей скотиной, вот тогда бы я замочила свою обоссанную конечность в геле для душа, вот тогда бы я скинула с балкона пострадавшую пластмассовую тапку - тут же, сразу, в тот же миг.

Но: сначала я доела ужин.

Ёбанарот.

Смешно стало

Живу в одной квартире с тремя мужиками, один из которых кот. :) Заметила за собой, что автоматически поднимаю крышку унитаза. Довели!